Дагестанское, колхозное чудо.

0
Голосов: 0

229

Дагестанское, колхозное чудо.
"В России, в горах Дагестана, сегодня зарождается будущее всего человечества. В это трудно поверить, но недавно наша съемочная группа вернулась из дагестанского селения Шукты. В 1985 году здесь тоже началась перестройка, но автором ее стал не Горбачев, а руководитель хозяйства Магомет Чартаев. Принципы преобразований здесь были иными, а результаты похожи на чудо..."

В 1985 году, в дотационном колхозе им. Орджоникидзе Акушинского района Дагестанской АССР его председатель, агроном по образованию, Магомед Чартаев вместе с членами правления разработал и вынес на суд колхозного собрания новую, необычную систему организации производства. Предельно популярно изложенная ее суть состояла в следующем: для того, чтобы колхоз выбрался из отсталости, на его расширенное воспроизводство, расчеты с бюджетом, банком нужно направлять 40–50% стоимости произведенной продукции. Но толк от этого будет только в том случае, если за результат своего труда каждое подразделение и каждый колхозник станут отвечать своим карманом – из него оплачивать производственные затраты на своем рабочем месте, продавать хозяйству (сдавать по внутрихозяйственным ценам) продукт своего труда и получать установленную собранием долю выручки за него. Затраты на средства производства, оплата специалистов и руководства, выручка за продукцию, отчисления в страховой фонд и т.д. – все это заботы не наемного работника, а хозяина, но замысел в том и состоял, чтобы каждый, оставаясь членом коллектива, стал хозяином на своем рабочем месте. Не просто «чувствовал себя хозяином», как нередко тогда говорили и писали, а действительно стал им. Собрание с решением правления согласилось.

Работать по–новому оказалось непросто. Тем более, что вычеты, составляя долю стоимости продукции, увеличивались или уменьшались вместе с ней, и не могли быть ниже определенной суммы, которая взималась и при отсутствии выручки. Поэтому при низких результатах труда работник мог ничего не получить и даже задолжать хозяйству. Привыкнуть к столь жесткой и конкретной ответственности за результаты труда было нелегко.

По результатам социологического опроса, проведенного вскоре после перехода на новую систему, продолжать работать в ее условиях не хотел никто. 90% опрошенных считали вычитаемую долю стоимости продукции чрезмерной, многие увольнялись, Не было поддержки и со стороны районных органов, рассматривавших новшество лишь как очередную форму «оплаты труда», а некоторые и прямо противодействовали, считая, что она лишь «воспитывает рвачей и ловчил».

Однако через год работы результаты оказались положительными. Снизились затраты на единицу продукции, хозяйство впервые вылезло из долгов и получило средства для развития. Постепенно перестроились на новый лад и люди. И если через год работы треть колхозников оказались банкротами (их убытки пришлось покрывать из коллективного страхового фонда, с условием последующего возврата), то следующий год все закончили с плюсом. Поняли, что это серьезно…И притягательность свободного труда оказалась таковой, что возвращаться к прежним порядкам никто не захотел.

В системе М.Чартаева удалось адекватно оценить в рублях результаты труда каждого работника и довести ответственность за результат труда до каждого конкретного человека, чего не было в других системах коллективной организации труда. Достигнуто это тем, что восполнение производственных затрат (в том числе на услуги специалистов) из выручки за продукцию, предоставлено самому работнику. При этом пропорциональное распределение выручки производится после вычета работником из суммы своей выручки - суммы производственных затрат.

Особенность состоит в том, что определение разницы между выручкой и производственными затратами, как и определение самих выручки и затрат проводится не вне рабочего места, как при других формах коллективной организации производства, а непосредственно на рабочем месте самим работником.

Соответственно оценка трудового участия работника в достижении общего результата труда – наиболее ответственный и сложный момент коллективной организации производства – в значительной мере, если не полностью, превращается в его самооценку. Вопрос даже не то, что разрешается, как бы сам собой. Он, как подлежащий разрешению вопрос, просто не возникает.

Каковы же общие результаты? По словам М.Чартаева: «Самый главный экономический показатель – затраты. Себестоимость продукции за первые три года уменьшилась в четыре раза и продолжает снижаться, хотя и не такими темпами. Производительность труда за 10 лет работы выросла в 64 раза. Чтобы не подумали, что это опечатка, – подчеркивает Чартаев, – скажу по–другому, 6400 процентов. Это, естественно, в сопоставимых ценах, а не за счет инфляции. При такой производительности труда можно многое себе позволить, поэтому уровень жизни в нашем союзе примерно на порядок выше, чем в среднем по стране. Это подтверждается таким объективным показателем, как уровень рождаемости. При отрицательном приросте населения в Дагестане (как и в России в целом) в нашем союзе рождаемость в шесть раз превышает смертность. За последние три года поголовье овец увеличилось в три раза, поголовье крупного рогатого скота – на 50 процентов, посевные площади увеличились на 50 процентов. Ведется интенсивное жилищное строительство – в 1995 году для членов союза построено 60 трехэтажных коттеджей, развивается социальная инфраструктура. Появились новые направления деятельности: переработка, строительство, транспортные услуги».

Фактически: валовая продукция сельского хозяйства с 1985 по 1993 год увеличилась более, чем в 14 раз при той же численности работников, урожайность возросла в 3 раза, производительность труда – в 64 раза, затраты сократились на порядок, многократно увеличилась техническая и социальная база, резко, в 10 раз, снизилась себестоимость продукции.
Прекрасные трехэтажные дома для каждой семьи, личное богатство, образцовые школы, снижение заболеваемости, рождаемость в 6 раз больше смертности - таковы социальные результаты перехода на эту систему.

Но главный результат внедрения навой системы отношений - не доходы, не прибыль, а заинтересованность работников в результатах своего труда и успехах своего соседа, ответственность за свою работу всех участников производства вне зависимости от должности, реальная отдача за вложенный труд, социальное согласие.

Полностью ликвидировано отчуждение от результатов труда. Разрешено противоречие между общественной и частной собственностью, между бедными и богатыми, потому что в модели каждому созданы условия обогащения как результат нормализации режима труда и производства. Возрастающее благосостояние каждого не вызывает негативной ответной реакции окружающих, так как соответственно возрастает благосостояние всех»

Отношения коллективного, общественного совладения результатами труда и средствами производства обеспечивают не только материальный достаток (его достичь можно и грабежом), но и позволяют жить по совести. А ведь это и есть та русская идея в ее самом лаконичном и емком выражении.

Продолжение http://svoy-put.ru/ekonomika/chartaev-magomed/sistema-chartaeva

← Кои са читаците в Бесарабия? И. Грек Поканата към рая. Част 2 →

Комментарии