Русские тараклийцы

0
Голосов: 0

2186

Русские тараклийцы

Русские тараклийцы .

У советской державы был свой план преодоления разрухи. К тому же, после мая 1945 года война продолжалась, и планировалось новое нападение на СССР. Надо было срочно развить и укрепить вновь присоединенные земли Молдавской ССР.
Большинство грамотных жителей и специалистов эмигрировали в Румынию, а кто остался, к Советскому Союзу относились настороженно или враждебно.
И тогда, в освобожденные от румыно-немецких оккупантов районы, присылают десанты администраторов, учителей, врачей, инженеров, агрономов с Большой Земли. А послевоенная Тараклия в качестве местной элиты получила готовые, молодые кадры.
Разумеется, что вначале имело место известное отчуждение и тревога, а затем и трагические события , связанные с голодовкой, депортацией и принудительной коллективизацией.
Но уже в 50-х годах, когда мы пошли в школу, дети русских тараклийцев стали нашими одноклассниками, друзьями, а их родители- местными «полубогами».
Конечно, это породило и известный комплекс, который сказывается и до сих пор.
Первые коренные тараклийцы, попадавшие на сколь угодно малые должности, сразу в быту переходили на госязык, кичились перед односельчанами и с пренебрежением стали относиться ко всему болгарскому. А причина была совсем не в «оккупантах», как пытаются это явление объяснять примитивные националисты, а в том, что местное население столкнулось с иной программой жизни, чем это было в румынское и царско-российское время.
Тогда у бедных людей, коих большинство, никаких шансов изменить свою долю не было.
Уже со времен Столыпинской реформы началось массовое обнищание, и уже тогда тараклийцы потянулись в «депортацию» на Дальний Восток, Сибирь, Казахстан, а позже и в Бразилию. И везде мигрантов ожидали обман, лишения и смерть.
Потом добавилась румынская национал-фашисткая оккупация. За всё время румынского «присутствия», в течении 22 лет тараклийскому учителю –патриоту Бакаржи Г.Т удалось по собственной инициативе, в своём доме, подготовить лишь несколько молодых людей для поступления в средне-специальные заведения. Одним из них был наш будущий краевед П.А. Кайряк.
С приходом «русских» различных национальностей уже через десять лет в средне-технических и высших заведениях Советского Союза стали обучаться тараклийцы, а в 60-тых годах Иван Киосе зачисляется кандидатом в отряд космонавтов, а Иван Топалов приглашается на работу в центр управления полётами.
Остальная тараклийская молодёжь через службу в армии и работу в городах вырывается из замкнутого, местечкового бытия. Но на просторах Советского Союза тараклийцы не батрачили в виде бесправных гастарбайтеров без имени и судьбы, а трудились на госпредприятиях, как полноправные граждане великой страны.
А первые шаги к полнокровной, гражданской жизни дети Тараклии совершали под искренним и доброжелательном воспитании, тогда еще совсем молодых, учителей, врачей и администраторов.
Анна Аркадьевна Гольдберг без всякой американской аппаратуры круглосуточно спасала тараклийцев от трахомы, а Надежда Васильевна Парфёнова знала, чуть ли не всех тараклийских детей, по имени и помнила их историю без всяких компьютеров и целого штата медсестер.
Фронтовик А.Г. Логинов предпочитает ехать в «гетскую пустыню» к таинственным болгарам, чем беспроблемно жить в Подмосковье. Он без всяких методичек раскрывал перед нами, школьниками, что такое «гармоничное развитие личности» собственным примером, руководя всевозможными кружками от технических до художественных. Впервые из Тараклии его ученики вышли в профессиональные художники.
А как учителя с нами готовили новогодние праздники и ёлки?! Ведь, мы были маленькими, стеснительными и даже затурканными, сельскими детишками. Нарядиться в маскарадный костюм для нас было просто непреодолимым препятствием. На новогодней ёлке нам раздавали подарки в виде бумажного и даже газетного кулька с карамельками-«подушечками». Это было наше детское счастье.
Такие же радости открывались нам в спорте и художественной самодеятельности.
Нужно было обладать неподдельным великодушием, чтобы «за ту же зарплату», освобождать тараклийских детишек из оков патриархального бытия, внушать нам уверенность в свои силы.
Это румынские учителя «воспитывали» тараклийцев линейками по рукам. И , хотя некоторые тараклийские балбесы заслуживали румынского воспитания, их упорно вели к человеческому достоинству и некоторые это позже оценили.
Такая была общественная атмосфера и идеология : мы одна страна и отстающим надо помогать, «пионер всем ребятам пример», «сам погибай, а товарища выручай» и так везде.
«Не можешь –научим. Не хочешь-заставим».
И заставляли идти в вечерние школы, техникумы, вузы, курсы…Потому что никто Советский Союз в покое оставлять не собирался.
«Коммунизм это молодость мира и его возводить молодым»
Можно сколь угодно ёрничать по поводу этого программного лозунга с точки зрения современного члена потребительского общества, но воспитание подрастающего поколения в Советском Союзе было беспрецедентно гуманистическим и ответственным.
Видимо, потому что воспитателями были русские люди, прошедшие сквозь ужасы войн и революций и потерявших треть своего народа.
«Хотят ли русские войны? Спросите вы у тишины…»
Пока в Тараклии были живы ветераны, с их мнением вынуждены были считаться и новое поколение партийных номеклатурщиков. Пока были директорами русские фронтовики, они больше походили на «батей» огромных коллективов. А как только сменилось поколение, то сразу стало ясно, что вернулось крепостное право. С рабочих стали драть три шкуры, а потом и, вообще, продали Советский Союз.
Даже когда первыми начальствующими кадрами, председателями колхозов, главными инженерами, агрономами становились наши болгары, это были уже не «бати», а самые что ни есть «красные бароны». И у традиционных помещиков были свои крепостные рабочие, певцы, музыканты , поэты, наложницы и даже балерины. Единственным исключением был замечательный директор винзавода Ломтадзе, но его можно отнести к «русским». А вот «наши кадры» во главе с Франгу этот винзавод похоронили.
Что поделаешь? Мелкобуржуазная натура преобладает среди жителей Европы и наших мест.
А попытка русских людей создать страну с общинным укладом и на принципах коллективизма даром не прошла. Мы вновь вернемся к этому, нахлебавшись «свободы» и кровавого, либерального хмеля.
А я уверен, что провокация в Керченском проливе не завершилась трагически из-за отказа украинских солдат стрелять в русских. И так будет везде.
Стоит также отметить, что наши музейные работники настоящие молодцы, устроив такой важный отдел в музее, как ветеранский.
В завершении мне хотелось бы в память о наших русских согражданах, многие из которых с нами породнились, другие навсегда остались в наших сердцах и земле, хотя бы перечислить фамилии, запомнившиеся с детства:
Бакаяновы Бирюковы Борщак Ворошиловы Государевы Гоголевы Горбылевы Давыдовы Зубенко Земцовы Калитины Косых Курсаковы Кузнецовы Ковальские Нарольские Липантьевы Логиновы Милиневские Медниковы Поливечок Парамоненко Рожновы Тунановы Самойленко Шевчук Ширшовы Чаплиёвы Юрченко Штейнберги
Русские тараклийцы


СЕМЬЯ ШТЕЙНБЕРГ
Послевоенная Молдавия. Уничтоженная фашистами медицина маленькой республики, страшня эпидемия туберкулёза и дифтерии. Вот поле боя, на котором оказались молодая, счастливая еврейская семья, заменив медовый месяц на борьбу с эпидемией. Григорий Израильевич-фтизиатр, Ида Ионовна-инфекционист. Тысячи спасенных жизней. В эти годы Штейнберг становится святым в буквальном смысле для жителей многих сёл Молдавии. Григорий Израильевич-главный врач Тараклийского района. Об его опыте борьбы с эпидемией рассказывают не только в медицинских журналах МССР, но и во Всесоюзной "Медицинской газете".
Только за первые годы его работы заболеваемость туберкулёзом снижается в четыре раза. Доктор Штейнберг создаёт больницу с особым режимом и даже его маленькие дети Инна и Саша не могут пройти на территорию больницы. Здесь царит необыкновенная чистота, зеленеют деревья и кустарники и всё это помогает остановить эпидемию. Видимо Всевышний предопределил судьбу семьи Штейнберг: спасать жизни людей, любить жизнь. Сыграла свою роль и медицинская наследственность. Его отец С. М. Штейнберг был известным врачем в довоенной Румынии, доктором медицины и хирургии. 23 августа 1923 года в семье Штейнбергов родился сын Герш. В еврейской семье не только говорили на иврите, но и ругались на идише. А тетя Хана была настоящим сионистким лидером и настоящей еврейской семье.
Через шесть десятилетий еврейская жизнь вновь вернется в семью Штейнберг: Григорий Израильевич всегда любил приходить в синагогу по праздникам.Как радовалась душа этого человека тому, что он вернулся к своим традициям, что он снова среди своих.
А пока шли 20-30 годы и территория Бессарабии была частью мирной королевской Румынии, не знавшей еще что такое ежовские репрессии и гитлеровский фашизм. Но впереди надвигались события и годы, изменившие жизнь многих еврейских семей. После 1940 года Бессарабия присоединена к Советскому Союзу и спасаясь от наступающих немецких войск, семья Штейнберг переселяется в Узбекистан. Здесь, в Ташкенте оказались сотни тысяч людей, спасавшихся от ужасов войны и попавших в голодный котёл. Чтобы прокормить семью, мама, Голда Зельмановна, кипятит воду в чайнике и продаёт её за копейки на базаре.
На вырученные гроши покупает краюху хлеба для семьи. Не отсиживается дома и 18-летний Григорий. Он идет работать на угольную шахту, где меры безопасности не особо соблюдаются и в одну из смен порода придавливает молодого шахтёра. Он получает тяжелую травму, но борется за жизнь и смерть отступила.
Впереди была учёба и встреча с красавицей Идой, скромная свадьба и фотография на память.
Шуня, как ласкательно назвали в семье Григория, был добрым, но вместе с тем требовательным до мелочей.И именно эта черта выдвигала его лидером не только семьи, но и многих ветвей клана Штейнбергов. Григорий гордился своей семьёй, детьми, которые успешно выучились получили высшее техническое образование в Днепродзержинске, куда семья переехала из Тараклии в конце шестидесятых годов. Григорий работает в туберкулёзном госпитале инвалидов Великой Отечественной войны. Прошли годы и туберкулёз в Советском Союзе был побеждён с помощью и доктора Штейнберга.
Однажды на курсах повышения квалификации Григорий так умело дополнил лектора, что он восхищенно произнёс:"Вы можете продолжать вместо меня". И он продолжил.Неоценимый опыт фтизиатра позволял ему ставить правильные диагнозы еще до того, как больной проходил с снимком к лечащему врачу.Он видел жизнь там, где её не видели другие все 53 года своей врачебной биографии. И видел он её через окошко рентгенаппарата, а Всевышний через него возвращал жизнь людям. В 78 лет он сдал свой очередной экзамен и подтвердил квалификацию врача высшей категории-врача с большой буквой. Члены комиссии заявили, что ждут его вновь через четыре года. Но за несколько месяцев до этого срока Гргорий Израильевич умер на руках своей дочери Инна, приехавшей из Германии.
А через несколько дней в городском центре детского творчества открылась выставка работ юной художницы, его любимой внучки Софии Штейнберг. И в её картинах мы увидели жизнь! Жизнь в красках ребёнка! Жизнь, которую дарил людям её дорогой дедушка Шуня! Жизнь, которая продолжается.
Л. Бройтман
Теги: русские
← Не жить в "совке". Първата световна касапница →

Комментарии 4