История Тараклийского университета. И. Грек

0
Голосов: 0

1487

История Тараклийского университета. И. Грек

В Тараклии задумали издать своеобразный буклет по ее истории с момента основания в 1813 г. и по настоящее время. В нем будут включены тексты, повествующие о том или ином периоде истории, культуры, хозяйственной и общественной деятельности тараклийцев. Планируется сопровождать их иллюстративным материалом. Ответственный за его подготовку и издание – Председатель Ассоциации «Болгарских организаций Молдовы» Петр Алексеевич Попов. Он и попросил меня написать для подготавливаемого издания историю появления в Тараклии Государственного университета им. Григория Цамблака (ТГУ). Она подробно освещена в моих статьях, опубликованных в журнале «Мысль» и в 1-м томе ежегодника Тараклийского университета «Дунав – Днестър» (Кишинев, 2007, с. 79–94), которая затем была переиздана, а также в моей книге воспоминаний «Преодолевая себя и обстоятельства» (Кишинев, 2009, с. 124 – 127). Кажется, ничего нового мне нечего сказать. Вместе с тем, понимая, что написанное мною тогда остается по многим причинам недоступным для широкого круга читателей, я решил вновь вернуться к этой теме, но выделить в ней лишь один аспект, который был тогда и остается и сегодня главным. Я имею в виду языковую проблему. Как мыслилось ее решать 20 лет тому назад при помощи вуза в Тараклии? Какое место в ее решении для болгарского меньшинства Республики Молдова отводился государственному молдавскому языку? Какое отношение к нему было в его научной, культурной, управленческой и общественной среде? Насколько оправданы были раздававшиеся тогда и раздающиеся и сегодня обвинения национальных меньшинств Молдовы, в том числе и болгарского, о якобы нежелании изучать молдавский государственный язык?
В истории основания высшего учебного заведения в Тараклии можно выделить два этапа.
ПЕРВЫЙ – появление идеи открытия филиала Велико-Тырновского университета в Тараклии и действия, направленные на ее воплощение в жизнь (примерно 2000 – май 2002 гг.). Точная дата проговаривания идеи мне неизвестна, ее знает Кирилл Павлович Дарманчев. Я предполагаю, что она возникла не раньше завершения острого этнополитического кризиса между Кишиневом и Тараклией по проблеме включения Тараклийского района в Кагульский уезд (1998–1999 гг.). Его преодоление в пользу создания на базе района уезда Тараклия происходило по требованию болгар района и болгарской общности Молдовы при поддержке Болгарии (П. Воденский) и европейских структур (ЕС и СЕ). По той устной информации, которой располагаю, идея создания филиала Велико-Тырновского университета на базе колледжа-лицея в Тараклии была высказана его тогдашним директором П. П. Дериволковым, к сожалению, вскоре скончавшийся. Он обсудил ее с руководителем Тараклийского уезда К. П. Дарманчевым, который ее одобрил. С целью ее практической реализации он подключил заведующего отделом народного образования уезда Н. Д. Куртева.
Выход на Кишинев и Софию с этой идеей имел место после февраля – марта 2001 г. Президентам Молдовы В. Воронину и Болгарии Г. Пырванову были направлены идентичные «Ходатайства», подписанные Председателем Болгарской общины Молдовы (БОМ) В. П. Куневым, Председателем уездного совета Тараклия К. П. Дарманчевым, Примаром г. Тараклия С. В. Цоловым и Депутатом Парламента РМ И. Ф. Греком. Кто писал проект «Ходатайства» не знаю. Во всяком случае, он родился в недрах БОМ, по поручению В. П. Кунева и с внесением им в него своей смысловой корректуры. Приведу концептуальные положения документа: открытием филиала «решить весьма актуальную для сегодняшнего дня двуединую задачу, стоящую перед болгарской диаспорой Молдовы: ВО-ПЕРВЫХ – подготовку воспитателей и учителей для дошкольных учреждений и общеобразовательных школ с болгарским контингентом учащихся по болгарскому языку, истории и культуры этнической родины; ВО-ВТОРЫХ – подготовку воспитателей и учителей для названных учреждений просвещения по молдавскому языку, истории и культуры молдавского народа» (Грек И. Тараклийский университет…, с. 88). Как видим, в документе проводится Концепция филиала педагогического характера. Запомним этот момент, он будет очень важным в последовавших затем дискуссиях по вопросу того, каким быть вузу в Тараклии.
К практической реализации данного вопроса я подключился в мае 2002 г., когда был в Болгарии в связи с награждением меня Болгарской академией наук медалью Марина Дринова. Я тогда стоял на позиции, разделяемой всеми – филиал Велико-Тырновского университета в Тараклии. Именно о нем шла речь на встречах с министром образования и науки Болгарии, а также с парламентариями в Народном собрании Болгарии. С молдавской стороны в них участвовали, кроме меня, К. П. Дарманчев, Н. Н. Червенков, Н. Д. Куртев. Со стороны Велико-Тырновского университета в переговорах участвовал Пламен Павлов, который поддерживал идею филиала в Тараклии с самого начала. Встреча в Министерстве завершилась заверением его Министра «быть филиалу».
С этим итогом мы возвратились в Молдову. При пересечении границы Румынии и Молдовы мы узнали, что: президент республики В. Воронин распорядился закрыть три филиала румынских университетов в Кагуле и Бельцы. Тем не менее, сразу по приезде я составил для В. Н. Воронина что-то вроде «Записки» с информацией о переговорах в Софии по поводу открытия филиала Велико-Тырновского университета в Тараклии. Часть этой записки я опубликовал (Грек И. Преодолевая себя… с.126). В ней я убеждал президента в том, что, во-первых, с открытием филиала прекратится «отток нашей молодежи из Молдовы». Во-вторых, филиал, в котором выпускники получат образование со знанием государственного языка, смогут реализовать свой профессиональный потенциал в нашей республике. В-третьих, «с открытием филиала в школах Молдовы с болгарским контингентом учащихся появится заинтересованность в улучшении обучения и изучения молдавского государственного языка». В-четвертых, в «Записке» я говорил о филиале не педагогическом, а универсальном. В-пятых, для В. Воронина я подчеркивал, что «с политической и геополитической точек зрения такой филиал выгоден нам, поскольку он позволяет подготовить и сохранить кадры, не принимающие румыноунионистскую идеологию».
Однако, анализируя факт закрытия в Молдове трех филиалов румынских вузов, я вскоре пришел к заключению, что в этих условиях открытие филиала Велико-Тырновского университета в Тараклии становится невозможным. Поэтому «считал необходимым отказаться от этой идеи в пользу университета, но при этом сохранить его универсальный характер, болгарскую специфику и интеграционную направленность в молдавские духовные ценности» (Грек И. Указ. соч., с. 126 – 127).
ВТОРОЙ этап – возникновение различных вариантов идей полноценного универсального Тараклийского университета (июнь 2002 – 2004 гг.). Здесь не место подробно останавливаться на них. Скажу только, что велась устная дискуссия вокруг вариантов открытия Тараклийского университета, находящегося под финансовой и преподавательской опекой двух университетов – болгарского и молдавского. Но дальше кабинетного их обсуждения дело не продвинулось: слишком уж усложненная предлагалась схема не только образовательного, но и политического, а также и межгосударственного характера. Здесь вновь привожу важный отрывок из статьи, вышедшей в 1-м выпуске «Дунав-Днестър», в котором повествуется о рождении в кабинете М. Ткачука, советника президента В. Воронина идеи открытия в Тараклии широкопрофильного университета. В конце 2002 г. «в Высшей Антропологической школе (ВАШ) в Кишиневе гостил известный болгарский ученый-археолог Георгий Атанасов из Силистры. Однажды вечером он вместе с ректором ВАШ доктором хабилитат Николаем Руссевым и советником президента Молдовы доктором истории Марком Ткачуком… обсуждали проблему с открытием указанного филиала в Тараклии. Насколько мне известно, Г. Атанасов высказал тогда идею открытия полноценного и универсального ВУЗа в Тараклии, которая и была поддержана президентским советником. Доктор Н. Руссев сообщил об этом Н. Червенкову, а том – мне. Оценив ситуацию (возможная поддержка президента В. Воронина, визит президента Болгарии в Республику Молдова, намеченный на середину января 2003 г.), я предложил ему вместе с Руссевым составить проект Концепции Тараклийского университета. Над ним я также поработал, главным образом в политическом и образовательно-идеологическом аспектах» и представил подготовленную нами Концепцию М. Ткачуку. «Тот получил полную поддержку у президента В. Воронина» (с. 82).
Концепция ТГУ также опубликована в «Дунав –Днестър» (с. 89 – 92). Она состоит из Введения, в котором, в частности, высказывалась надежда, что «такой вуз станет привлекательным и для болгар сопредельной Украины» и ставилась стратегическая цель «изменить социолингвистическую ситуацию в болгарских селах страны», достичь «поголовного овладения болгарами государственным молдавским языком». Составляющие части Концепции: Цели и задачи; Образовательная стратегия; Профиль ВУЗА; Материальная база; Кадры; Финансирование. Приведу только принципиальные моменты Концепции. В «Целях и задачах» предусматривалась подготовка специалистов-педагогов и экономистов, деятелей культуры и искусства в соответствии «с потребностью южных районов страны, болгарских сел и сел со смешанным молдо-болгарским населением»; «формирование широко эрудированной интеллигенции со знанием молдавского, болгарского, русского и иностранных языков», «приобщение молодежи к ценностям формирующегося гражданского общества Молдовы», «воспитание патриотов-государственников Молдовы». В «Концепции» четко прописан языковой фактор функционирования ТГУ. В нем преподавание «будет вестись на государственном молдавском, болгарском и русском языках. Русский язык необходим также в контексте обучения в этом вузе болгар и молдаван с юго-западных районов Одесской области Украины». Учитывая слабое владение болгарами молдавским государственным языком, «Концепция» предлагает «перестроить обучение в гимназиях и лицеях таким образом, чтобы будущие студенты первокурсники Тараклийского Государственного Университета уже владели молдавским, болгарским литературным и русским языками, поскольку лекции в университете будут читаться на трех языках». (Это положение «Концепции» было подробно рассмотрено в докладе доктора хабилитат Н. Д. Руссева на серии научно-практических конференций, которые были организованы и проведены Ассоциацией «Болгарских организаций Республики Молдова» в первой половине 2010 г. в Тараклии, Стояновке, Кирсово, Вали-Перже и Кишиневе. К сожалению, инициатива Ассоциации не была поддержана руководством ТГУ, профильным министерством Молдовы, Департаментом межнациональных отношений, Болгарской общиной Республики Молдова).
Против создания полноценного университета в Тараклии выступили у нас в самом уездном центре, руководство БОМ, а в Болгарии – Министерство образования, науки и технологии и Дружество за връзки с бесарабските и таврийските българи «Родолюбец». Для них я был тем человеком, который якобы выступил против открытия филиала Велико-Тырновского университета в Тараклии. Они, во-первых, не хотели понимать, что с закрытием филиалов румынских вузов в Молдове никакие филиалы вузов других стран открыты быть не могут. Во-вторых, они игнорировали простую истину: если будет создан полноценный университет всегда при необходимости можно ставить вопрос о его преобразовании в филиал. Если не будет Университета, то и ничего не будет.
Борьба за открытие универсального вуза в Тараклии велась на протяжении всего 2003 г. Перипетии этой борьбы как в рамках решения вопроса в молдавских структурах власти, так и с его противниками в Молдове и в Болгарии легла на мои плечи. Но с опубликованием Указа президента РМ В. Воронина от 31 марта 2004 г. она не завершилась. Дело в том, что Правительство В. Тарлева приняла решение об открытии в Тараклии Государственного педагогического университета. Видимо были взяты во внимание коллективное «Ходатайство» от БОМ, уезда и примарии Тараклии, которое и я подписал, а также и моя «Записка» президенту, которые были истолкованы таким образом. Мне пришлось (апрель – середина мая 2004 г.) добиваться внесения изменений в обнародованный Указ Президента Воронина о придании Университету универсальный характер. Парламент меня не поддержал. Пришлось вновь идти к советнику президента М. Е. Ткачуку, который в письменной форме обратился В. Воронину, обосновав целесообразность внести изменение в его Указ от 31 марта 2004 г. 15 мая 2004 г. такой Указ за №1814-111 был им подписан и опубликован в “Monitorul Ofitial” 21 мая 2004 г. за № 80-82. Как раз подоспел к визиту президента В. Воронина в Болгарию 21–22 мая.
За 16 лет существования ТГУ им. Г. Цамблака не стал центром национально-культурного развития болгарской диаспоры Молдовы, не решал проблему эволюционной интеграции ее молодежи в молдавскую языковую и культурную среду, не остановил исход болгарской молодежи диаспоры за границу, не только в Болгарию. Сам он на грани исчезновения по причине отсутствия студентов (их численность на 2021 г. составляет всего 140 человек) или из-за не прохождения аттестации. Его как вуза можно реанимировать только преобразованием в филиал Русенского университета. На это есть согласие его руководства, по этому вопросу уже не один год ведутся переговоры между Кишиневом и Софии, но проблема остается нерешенной.
Кстати, я и Н. Д. Руссев еще в 2010 г. поднимали проблему преобразования ТГУ в филиал одного из болгарских университетов (Велико-Тырновского, Пловдивского или Русенского) и обсуждали ее в Болгарском посольстве в Молдове. В свою очередь, руководство ТГУ предлагало создавать для себя некий «равноправный» консорциум с участием нескольких болгарских университетов, и одновременно выступило с предложением восстановить прежний колледж-лицей, что фактически приводило к закрытию ТГУ. Оно запамятовало, что именно ныне покойный его директор П. П. Дериволков поднял вопрос об открытии на базе возглавляемого им колледжа-лицея вуза в Тараклии в формате филиала болгарского университета. Оно не понимало, что те задачи, которые способен решить университет в интересах болгарской общности Молдовы, не в состоянии решить и 10 колледжей-лицеев.
История Тараклийского университета. И. Грек
← Молдавский соратник Столыпина Как заставить людей жить....? →

Комментарии 1